Fullmetal Alchemist|Illuminated

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fullmetal Alchemist|Illuminated » -[Ризембург]- » Мастерская Рокбеллов


Мастерская Рокбеллов

Сообщений 1 страница 30 из 91

1

http://s5.uploads.ru/pyJFz.png


- А вот и самая известная в округе, да и наверно единственная, мастерская автомейла.


*картинка-локация от Альфика с:

0

2

Первой неуверенно зашла девушка. Как только та перешла порог, решила поблагодарить меня
- Спасибо.. - но ее прервал плачь ребенка. Не могу видеть, когда дети плачут. Может, отвести ее куда-нибудь, где она сможет им заняться?
- Давай я отведу тебя в другую комнату ? - и не дожидаясь внятного ответа, начала сзади немного подталкивать в комнату, где располагались кушетки для больных. На пол пути я обернулась к Хоэнхайму:
- А вы присаживайтесь, - и кивнула на стол.
Отведя ее до комнаты, я прикрыла дверь и сказала:
- Тут можешь покормить своего ребенка. Если хочешь и уложи его спать тут, я принесу сейчас полотенце или пеленки. - быстро сходила в противоположную комнату и принесла искомое ей - вот держи.

0

3

Она как будто поняла мои мысли... Начала толкать меня за какую-то дверь:
- Давай я отведу тебя в другую комнату ?
Я  даже немного опешила от такого напора.
- А зачем?... - тут она закрыла неплотно дверь и обернувшись сказала:
- Тут можешь покормить своего ребенка. Если хочешь и уложи его спать тут, я принесу сейчас полотенце или пеленки. - и вышла из комнаты... Я даже сказать ничего не успела... Пока ее не было, я оглядела комнатку - небольшое помещение, стены покрашены краской пастельного оттенка, из мебели только четыре кровати, тумбочка и небольшой шкаф. Одно большое окно выходило на красивый пейзаж... Что за красивое место! Потом она уже вернулась с небольшой стопкой ткани:
-Вот, держи - и положила их на одну из кроватей. Вот это бескорыстная помощь... Она же даже мое имя не знает, да и я ее...
- Спасибо большое...

0

4

Я уже собиралась выйти из комнаты, как та девушка с облегчением сказала:
- Спасибо большое...- по голосу было видно, что она очень устала и долго ждала момента, что бы поухаживать за малышом. Я улыбнулась ей. От простой помощи сразу становиться приятней. И наконец в доме не будет пусто... Где же там Эд с Алом? С тех пор, как они ушли в доме так тихо... Так же было после ухода родителей на фронт... А сейчас и бабушка уехала к знакомому... В доме пустота... Но это сейчас не важно! Главное, сейчас здесь гости и нужно их принять гостеприимно. Сейчас нужно пойти на кухню и приготовить что-нибудь на завтрак рас уж уже встали.
- Незачто, - и дернула дверную ручку - Скажешь. если что-нибудь понадобиться.- и вышла из комнаты. Я повернулась к Хоэнхайму:
-Вам сделать кофе или чай?- что же приготовить на завтрак? И за столом я расспрошу от куда эта девушка и вообще что произошло.

0

5

OFF

Ответ на звонок Эда. Где-то вечер.

Зазвенел телефон. Я долго не могла подойти, но все же ответила на него:
- Мастерская Рокбеллов, слушаю.
- Привет, Уинри.- голос Эда... Внутри все потеплело. Давненько же тебя не было слышно... Интересно, как они? И что с его голосом? Охрипший и без капли эмоций... Что же такое с ними произошло?!
- Я тебе сказать хотел, что мы скоро приедем...- только не говори что у тебя....
-У меня просто броня сломана. - таак... Что с ними случилось, если поломка автоврони уже не такая трагедия?! "Просто сломана"? Кажется стоит ожидать худшего... Я серьезно заволновалась за них. Что-то произошло и он ни за что не скажет во что они вляпались на этот раз. Эд, Ал...
После молчания, я все же спросила:
- Эд? - голос намного отличался... Теперь говорила тише и обеспокоенно, - Что стряслось? - я хотела добавить "и каким же образом, ты умудрился сломать ее на этот раз?! Не понимаю, во что нужно вляпаться, что бы сломать руку из ЖЕЛЕЗА! Эд, неужели что-то серьезное?!" , но удержалась.

0

6

- Спасибо… – действительно, нужно было поблагодарить Уинри. Все-таки не стала бунтовать и возмущаться, мол «незнакомых всяких на порог не пущу». Розу снова прервал ребенок, а Уинри начала ее подталкивать в сторону комнаты. Что она задумала?
- Давай я отведу тебя в другую комнату? – это скорее был не вопрос, а утверждение.
- А зачем?...  – поинтересовалась Роза, похоже, удивленная поведением Уинри. Тем не менее, она не сопротивлялась, и спокойно шла в нужном направлении.
- А вы присаживайтесь, -  через плечо кинула Уинри, кивнув в сторону стола. Хоенхайм послушно сел. А что ему еще делать? Стоять и гипнотизировать стены?
Теперь мужчина просто молча наблюдал, как Уинри бегала из комнаты в комнату. Из соседней она принесла Розе какую-то стопку ткани. Полотенца, что ли?
- Вам сделать кофе или чай? – спросила у него Уинри, когда, наконец, вышла из комнаты. Да какая разница, собственно? Хотя отвечать «все равно» как-то глупо.
- Лучше кофе.
Судя по лицу Уинри, у неё было очень много вопросов. Теперь ей ничего не мешает их задать. На вопрос «кто это?» он врятли ответит. Да уж. Однако, глупо получилось. На какие вопросы он вообще сумеет ответить? Может ей лучше спросить саму Розу, кто она такая?

0

7

- Незачто. Скажешь. если что-нибудь понадобиться.- и оставила меня одну в этой комнате вместе с плачущим ребенком. Как же я ей благодарна... Так теперь займусь ребенком.
Бедный, он же ел совсем давно... Но ничего, я это исправлю. Предоставив ему требуемое, я снова стала оглядывать комнату и приметила одну кровать, которая подходила совсем вплотную к окну. Сев на нее я стала глядеть в окно. Какой же там красивый вид! Правда, немного загораживает дерево, но от этого только лучше! Когда ребенок закончил есть, он сразу же успокоился. Теперь можно поменять пеленки. Старая уже посерела. Ну вот, теперь другое дело! Мальчик даже немного покряхтел от удовольствия, но стал зевать. Я снова взяла его на руки и стала немного укачивать.  Через некоторое время он уже крепко спал. Я аккуратно постелила еще одну пеленку на кровать и положила его на нее. Тот чуть шелохнулся, но продолжал спать.
Убедившись, что он крепко спит, я вышла из комнаты. Этот маневр заметила хозяйка дома и пригласила к столу.  С кухни уже манило каким-то приятным запахом...

0

8

- Лучше кофе.- Эдвард однажды сказал точно так же...
- Хорошо. - и отправилась на кухню. Так-с, с чего бы начать? Я включила свет, а то еще было рано для солнца . Поставила чайник и сковородку разогреваться на плиту. Достала масло, яйца, кофе и два чайных пакетика. Немного поколдовав со всем этим получилась одна кружка кофе и две с чаем а так же три порции яичницы. Сложив все это на небольшой поднос, я стала сервировать стол - положила вилки с ножами. Когда я закончила из комнаты вышла девушка и я ее пригласила к столу. Когда все уселись, я все же начала задавать вопросы:
- И так, не объясните ли что с вами приключилось? И кто же ты? - последнюю фразу девушке.

0

9

Уинри, что это за магия? Твой персонаж разговаривает по телефону, он не может одновременно идти и говорить с кем-то.

+ пост не дотягивает до минимума

0

10

- Хорошо, - просто ответила девушка, и отправилась на кухню. Неудобно, что пришлось её разбудить в такую рань… Ну а что было делать? Можно было, конечно, подождать полудня на улице, но это же просто смешно!
Из  комнаты вышла Роза. Без ребенка. Теперь понятно, зачем Уинри принесла в соседнюю комнату ту стопку. А та, в свою очередь, вернулась с кухни и, заметив Розу, пригласила её к столу. 
- Итак, не объясните ли, что с вами приключилось? – начинается. Вот теперь начинается самое сложное. Объяснить ей, какими судьбами они тут оказались. Для этого нужно полчаса разглагольствовать на тему «что вообще произошло». А это долго. Тем более, стоит ли ей рассказывать все?
- И кто же ты? – обратилась она к Розе. Довольно интересный вопрос, но теперь немного не понятно, что её интересует в первую очередь:  «что с ними приключилось», или то, кто оказался у неё в гостях? Скорее второе.
Мужчина сделал вид, что не услышал первый вопрос. Нужно сначала подумать, как на него ответить. Пусть все спишут на его рассеянность, мол «прослушал».

0

11

Отмечу большее - другие персонажи ну никак не отреагировали на звонок, особенно Хоэнхайм. Уинри же отходила, разговаривала, а остальные просто свое гнули ._. ну ребят, так нельзя, вы будто  разных домах, да и вообще, вселенных.

0

12

Новая очередь:
Эд
Ал
Роза
Уинри (нпс, то бишь я)
Хоэн


Ал пропускает очередь
Я отписался тут
Следовательно, пишет Роза

0

13

- И так, не объясните ли что с вами приключилось? И кто же ты? - и правда же, что произошло? В это сложно поверить даже мне. Данте, смерть Эда, возвращения Алу его тела и спасение Эда, потом больница и все... Вот я здесь по милости Хоэнхайма. Наверное нужно представиться.
- Меня зову... - но меня оборвал на полуслове стук в дверь. Хозяйка Дома извинилась и пошла открывать. Интересно, кто же это? Девушка открыла дверь и стояла так немного, смотря на прибывших, потом вдруг резко выбежала со странным воплем и дверь захлопнулась. Там громко лаяла собака и этим перекрывала почти все остальные звуки, так что я ничего не услышала. Да и неприлично это! Минут пятнадцать спустя, девушка пригласила кого-то в дом. И там был... Там был Эд! Я встала из-за стола, что бы поздороваться, ведь думала, что больше не увидимся! но взгляд упал на человека в инвалидной коляске. На ней сидел Ал... У него не было одной руки и ноги...
Сердце упало куда-то в пятки. Я так и стояла столбом смотря на него, не в силах что-либо сказать.

0

14

НПС Уинри

Когда Уинри увидела живого Ала в его теле, ей стало как-то безумно легко. Но затем, когда до мозга дошло, что у Альфа не было руки и ноги, сердце эмигрировало куда-то в пятки. Из глаз сами собой потекли слёзы, и девушка, сама плохо осознавая, что, в общем-то, происходит, опустилась на колени и крепко обняла Альфонса, что-то приговаривая.
Через какое-то время Рокбелл почувствовала на плече тяжёлую руку Эда - он всё понимал, и пытался... помочь подруге, что ли? Не знаю, как и почему, но Уинри отчего-то стало легче, и слёзы вскоре высохли. "Ну, они хотя бы живы!" - попыталась как-то убедить себя Уинри, а затем пригласила братьев в дом.
Та девушка сразу встала - похоже, она знала Эда с Алом - да так и осталась стоять.
Подняв заплаканные глаза на неё, Рокбелл спросила, шмыгнув носом:
- А вы что... знакомы? - сама Уинри как-то добралась до стула и, совершенно вымотанная, практически упала на последний - слишком много всего приключилось за один день!

0

15

- Меня зову... – похоже, Роза собиралась представиться, но стук в дверь оборвал её на полуслове. Уинри пошла открывать. Да, везет ей сегодня на посетителей…
С улицы было слышно, как упало что-то тяжелое… Это, случаем, был не тот самый гаечный ключ, который она зачем-то схватила, прежде, чем выйти на улицу? Несколько секунд было тихо, но потом стали слышны всхлипы и какое-то невнятное бормотание. Что-то случилось?
Через какое-то время Уинри пригласила новоприбывших в дом. Роза подскочила, видимо, желая поприветствовать вошедших, но потом просто застыла на месте.
В дом вошел Эд, а рядом с ним, в инвалидной коляске был… Ал? Хоэнхайм сначала застыл, не веря глазам, и пытаясь каким-то образом проморгаться. Потом, как-то неуверенно направился в сторону младшего сына, который, по каким-то причинам, лишился руки и ноги. Это ужасно. Просто ужасно. Как Эд мог такое допустить? Он же его брат, разве так сложно уследить за братом?! Отчего-то он немного злился на Эда. Нет, он-то здесь при чем? Если бы он мог что-то сделать, он сделал бы…
Мужчина осторожно обнял Альфа, чтобы не сделать ему лишний раз больно…  Все-таки, не царапина. Не верилось. Не верилось, что такое возможно.
- А вы что... знакомы? – спросила Уинри у Розы. Честно, его сейчас не особо волновал этот диалог. Больше заботило то, что случилось. И что братья собираются делать. Поставить Алу автоброню, как у Эда? Нет, не верится. Никак не желает укладываться в голове, что с Альфом вообще что-то подобное могло произойти. Но произошло. Просто ужасно.

0

16

Поезд мееедленно и томно двигался – невесть от чего изредка дергался, будто бы попадая колесами об камни. Тяжелые, будто каменные веки, сами собой закрылись. Альфонсо бережливо и лениво потер глаза слабенькой рукой. Было хорошо слышно, как колеса поезда стучат по рельсам. Глаза алхимика чуть приоткрылись, а на губах появилась слабенькая улыбка. «Как будто лошади запряжены впереди поезда… Копытами бьют по рельсам… Так похоже…» Стук-стук… Поезд продолжает легонько трястись. В этом маленьком скромненьком купе теплооо-тепло.  А с братиком еще теплее… Та часть тела которая прижата к нему согрелась сполна – даже жарко немножечко. А братик замер будто, не двигается почти… Русик чувствовал, что братик напряжен, боится будто шевельнутся…  Надо бы сказать, что вот, всё в порядке, он не мешает братику, что всё хорошо… Но веки вновь закрылись.  Носиком алхимик  машинально уткнулся в теплую грудь братика. Перед глазами еще несколько раз промелькнула картинка с обстановкой этого купе, и вот… русик уснул. Погрузился в темный, приятный, теплый сон, в котором было тепло-тепло и очень хорошо – будто вокруг перина, а в голове лишь пустота.

Чувствуется чье-то тяжелое прикосновение… Приоткрываешь глаза – чувствуешь, что братик пытается встать, вроде. «Братик, ты куда…. Ммм, братик, еще пять минуточек, подожди меня…. Пожалуйста.» Уже даже не каменные, а свинцовые веки вновь закрылись – быстро, резко, отрывисто. Вновь тело обмякло – чувствуешь, что братик касается твоей спины, а дальше вновь пустота… Все его движения перетасовываются в хлипкий непонятный сон – пусть и такой, но зато жуть, какой спокойный!

Щебет птиц пробивается сквозь огрооомную кашу мыслей – они славно вырисовывают новые мазки в этой странной, но милой картине. Тело болит… Веки недовольно задрожали. Секунда-две – приоткрылись. Это… Это все еще сон. Рассудок не вышел из состояния сна – всё, как в тумане. Глаза болят – спать охота. А тело ноет…  Прохладный ветер подгоняет кислорода в мозг – тот мееедленно начинает работать. Холод пробирается по каждой венке, по каждой жилке – чувствуется…  Глаза нехотя открываются полностью – а тело начинает ныть еще сильнее. Недовольно жмурясь, Альф чуточку, как смог, выгнулся в спине – слышен  был аж хруст позвоночника. Такой хруст, будто…. Кости ломаются.  Тело в дрожь бросило от  этого и алхимик вновь ссутулился, боясь теперь и движения лишнего сделать – а вдруг…!
«Г-где это мы…» Заспанными глазами русик начал всматриваться вдаль – хоть и было темно – но он что-то, да видел. Бескрайняя дорожка впереди, а по бокам… Алхимик повернул голову налево – деревья, длинные столбы, чтобы животину всякую привязывать, а впереди лес, вроде. Не разглядишь так. Лениво дальше повернул направо – несколько лысых деревьев и мнооого-много домиков деревянных. Во всех почти уже свет горит. «Деревня какая-та….» Ветерок был прохладен – русик поежился и потер левое плечо слабенькой правой ручкой – стало чуточку теплее. Ап! Инвалидная коляска наткнулась на какой-то камень. Остановилась…  Братик сзади что-то, вроде, недовольно пробубнил, «отъехал» чуточку назад, и, повернув коляску совсем немного влево, «поехал» дальше. «Братик…» Русик, как мог, повернул голову направо, чтобы увидеть Эдварда – не удалось… Но была видна часть его ноги, которая в зависимости от ходьбы, двигалась вперед-назад.  «Так устал, наверное… Где же мы?» Голова вновь вернулась в изначальное положение – впереди пейзаж успел смениться – теперь там было несколько домов. Знакомых до жути… «Неужели…» Глаза сами собой покосились влево – да! Тот самый домик. Ал сразу узнал его – тот самый домик, в котором жила до жути добрая старушка, которая всегда-всегда дарила им яблоки. Как уж такое не вспомнить! В душе прошел радостный холодок – Альфонсо заерзал в коляске, в глотке встала целая гурьба вопросов к братику в стиле «Это же Ризенбург, да? А мы к Уинри едем? А она изменилась?» И всё в таком духе…  Но никак уж они не задавались, увы – русик озирался по сторонам, словно в зоопарке. Везде были знакомые дома, да что там, везде были знакомые деревья! «Значит, мы скоро к нашему дому приедем! Вот здорово! Интересно, а братик изменил его как-нибудь за столько лет?» Глаза радостно загорелись, предвкушая долгожданную встречу с родным домом – ведь, если верить ориентирам, до дома Элриков было рукой подать. «Поскорееей бы…!» До дома действительно было близко… Минута – это максимум. На лице появилась долгожданная радостная улыбка, а правая рука начала нервно теребить край больничной футболки. Впереди начал проявляется до дрожи в коленях знакомый пейзаж…  Вид на него закрывало одно – небольшой холмик.  Оставалось только лишь заехать на него и вот – вы увидите родной домик!  «Еще чуть-чуть, вот бы поскорей…» Братик, вроде, наоборот – замедлил. «Наверное тяжело подниматься на холмик… Бедный  братик.» Коляска будто нарочно медленно поднималась на холмик со скоростью улитки. Альфонсо чуть трясло от нетерпения – сам он уж давно чуть выпрямился и совсем немного поддался вперед – чтобы как можно быстрее увидеть дом! В глазах горела радость – так горела, так…! Вот! Коляска, наконец, встала ровно – братик сзади остановился. Вы оказались на этом самом холмике. «Наконец, ура!» Глаза неистово быстро начали бегать туда-сюда в поисках до боли знакомого жилища. Но увы… Вокруг было пустое поле и лишь дальше – еще один знакомый домик.  «А где же…» Радость в глазах начал тускнеть – тело напряглось и вновь опустилось в коляску. «Не видно ничего…»
Впереди темно - а братик начал двигаться дальше. Темнота рассеивается – и вот… Ни-че-го.  Та же местность, те же деревья, всё то же… Но вот дом… Альфик чуть-чуть напряг глаза и вгляделся в темноту чуть посильнее – где-то в глубине души еще проблескивала надежда увидеть родной дом.  Сердце забилось быстро-быстро… И вот! Видишь…! Это. Огрооомную груду каких-то балок, бревен, всякого хлама вдалеке справа… Издалека не разглядеть. Но главное – дома нет. «П-почему… Я, наверное, просто не узнал… Наш дом в другом месте, да… Я просто не узнал, верно же?» Тело вновь опустилось в коляску – рука плавно легка на поручень. В голове вновь образовывается каша – почему дома нет, где же он? Ответ будет получен не скоро, судя по всему…
Сидишь, смотришь вдаль – веки опускаются, моргая, мееедленно. Ветер становится все холоднее – но Ал не ежится больше. Терпит холод, точнее – просто не замечает его. «Дом… Наш дом…»  Огрызок ноги начал болезненно свербить – Альф раздраженно фыркнул и коленом левой ноги нервно «ударил» то, что осталось от правой.  Вроде, помогло. Эх, а дорога того, становилась все «тяжелее» - все больше камней попадалось по пути. Уж бедная пятая точка алхимика прекрасно чувствовала каждый камушек, который попадался под колеса коляски.  Неприятно – это еще мягко сказано! Оставалось лишь измученно закрыть глаза и расслабиться, надеясь вновь погрузится в сон. Так и сделал – закрыл веки и облокотился головой об спинку инвалидного кресла. А сон не приходит… Не хочется спать – в голове мысли как муравьи мельтешат туда-сюда, никак не успокоятся. «Что же произошло… Пока меня не было.» Решив-таки быть в полусонном состоянии, Альфонсо так и сидел с закрытыми глазами всю дорогу. Всю дорогу – считая телом каждый камушек, попавший под колеса.
Минуточек через десять начал погружаться в сон… Русый алхимик довольно засопел, мозг начал медленно отключаться. Мысли начали идти плавне, пассивнее, неохотнее… А их смысл и подавно – испарялся на самых же первых стадиях. Сон подходил….
И тут раз…! Стук в дверь. Прямо будто по голове ударили чем-то тяжелым!
Резко распахиваешь глаза – и тут же свет ударил! Жмуришься… Рука невольно начинает тереть зажмуренные глаза. Недолго… Вновь поднимаешь голову, открываешь веки… Ничего не успеваешь увидеть! Кто-то с силой обнял тебя! Рука машинально прижалась к спине этого челове… «У-уинри?...» Плачет… Ее плач ты слышал часто – с братцем вы часто доводили ее до слез!
Бьется так ее сердце… Часто-часто. Ударяется будто об твою грудь – бьется громко, перебивает даже ее плач. А что тебе делать… «Уинри… Почему ты плачешь?» Рука легонько идет вверх-вниз по ее спине, пытаешься хоть как-то успокоить… Легонько, еле ощутимо, скорее даже по воздуху… Боишься ее касаться – как бы хуже не сделать.  Вновь жмуришься, утыкаешься в ее хрупкое плечо – а она все плачет… «Почему? Что-то случилось?»  Сквозь тонкую ткань на плече чувствуешь ее слезы – по спине проходит холодок.  Сглатываешь ком в горле, а рука опускается на сиденье коляски… А она – Уинри – вдруг прекращает плакать. Ну почти. Поднимается… И сразу становится холодно-холодно… Смотришь на нее снизу-вверх. Изменилась же как… И не узнать. Плачет все еще… И заходит домой. Чувствуешь движение сзади – коляска движется вперед. Порог дома… Немного приподнимается кресло – тебя откидывает назад легонько – и опускается. И ты от спинки кресла не отцепляешься… Словно приклеился – а взглядом смотришь на них… На этих людей. Как их много! Сидят, смотрят на тебя… Неловко стало – тут же опустил голову, хотя глаза, чего греха таить, то и дело косились на них. Никого, кроме Уинри, ты не знал… «Почему они так смотрят на меня… Кто они?» В животе словно ком какой-то встал – неприятный, холодный. «Братик, кто же они… Почему они тут, почему они так смотрят, почему…»  Краем глаза видишь, что один из них – какой-то мужчина, встает и подходит к тебе… Ты невольно поднимаешь голову на него – а он тут же обнял тебя! Даже неожиданнее, чем Уинри… Крепко обнял, так, будто знает тебя.  А ты и язык проглотил – и не шевельнулся даже! Лишь в глазах удивление… Безумное удивление. «Братик, почему ты молчишь… Кто это? » Ты с легким недоверием утыкаешься лбом об плечо Хоенхайма - раз обнял тебя, раз поговаривает что-то жалостливое, значит знает тебя…. А глаза твои все равно опущены – боязливо, стыдно, непривычно… Этих людей так много! И все молчат... Ты затаил дыхание - каждый вдох и выдох был слышен, не хотелось нарушать тишину, чтобы на тебя обращали внимания... А они всё смотрят. «Братик…. Почему…»

+3

17

Пропускаю очередь

0

18

- А вы что... знакомы? - только задав этот вопрос, Уинри поняла, что ей совсем не хочется сейчас услышать ответ. Голова была занята только одной мыслью о том, что же всё-таки на самом деле произошло с Альфонсом.
Она продолжала сидеть в углу, не шевелясь, не сводя взгляда с Эдварда, словно ждала, что тот сейчас расскажет ей о случившемся. Голова загудела, казалось, что всё, что сейчас происходит - это просто игра воображения. Она перестала плакать, но не прекращала следить за Элриком старшим, боясь перевести взгляд на русого, чтобы лишний раз убедиться в том, что они живые, стоят сейчас перед ней. И чтобы лишний раз увидеть тяжёлые раны.
- Что произошло, Эд? - снова на глаза навернулись слёзы отчаяния.
Сразу вспомнилась пугающая картина из прошлого: на кровати лежит маленький Эд, рука и нога его перевязаны бинтами, уже совсем грязными от крови. Бабушка тогда послала Уинри менять мальчику повязку, ведь та очень просилась увидеться с ним. Девочка старалась не показывать страха, чтобы лишний раз не расстраивать друга. И, странно, случившееся сейчас потрясло её намного больше, чем тогда, во времена, когда они были ещё детьми.
Но нужно было срочно приходить в себя. Им, самым близким на свете людям, нужна была помощь. Уинри повернула голову в сторону окна и прикрыла глаза. Она старалась привести сознание в порядок. Девушка моргнула. Раз, второй, третий... И, кажется, картина прояснилась. Быстро вскочив со стула, она подбежала к Эдварду, чтобы проверить его руку, а точнее то место, куда совсем недавно крепилась автоброня. Ничего не сказав, блондинка утёрла остатки слёз на щеках ладонью и обернулась на младшего брата.
"С возвращением, Альфонсо," - механик так и не смогла выдавить из себя ни слова.

Отредактировано Winry Rockbell (25.06.2013 19:40)

0

19

- Что произошло, Эд? - спросила Уинри. Эдвард тут же отвёл глаза, а язык будто приклеился к нёбу, мешая не то что слово сказать - рот открыть. Но Эдвард постарался совладать с собой, и довольно быстро - всего-то пара секунд! - он снова отключил эмоциональную часть мозга и сухо изложил произошедшее, не вдаваясь в подробности и как мог подавляя то и дело поднимавшиеся воспоминания, - хотя на практике просто-напросто пересказал то же, что недавно сказал полковнику:
- Когда мы были в Централе, на нас напали гомункулы. - смотря в одну точку, начал Эд. - Я к тому моменту уже остался без руки, - "потому что как идиот полез в драку с Завистью," - поэтому не сумел им помешать. - к горлу подкатил ком, и Эдвард ненадолго прервался, силясь его сглотнуть. Вскоре это ему удалось, и юноша продолжил. - Меня впечатали в стену, и из строя вышла нога, так что я... - опять ком... - не успел.
Алхимик старший хотел было что-то добавить, но смог только выдавить только лишь:
- Принеси какой-нибудь еды? А то Ал с обеда ничего не ел...
Желудок Эда тоже особо мясом не насытился и тут же громко заворчал, требуя и себе еды, но Эд снова не обратил на это внимание - уж он-то как нибудь, да потерпит, тем более в рот всё равно кусок не полезет.
А Уинри чего-то суетится, вон, крепление взялась осматривать... А чего уж с ним-то может случиться? Вот с ногой...
- А потом посмотришь ногу? Я её уже совсем не чувствую. - сказал Эдвард. Чёрт, наверно, со стороны кажется немного странным всё это - у брата ноги и руки нет, а он о еде и себе только думает. Но это было единственным спасением от всех тягостных чувств, которые были готовы накрыть Эда с головой, и от одного этого хотелось выть на луну. Но ничего - пока он продержится, а ночью... Наверное, ночью ему лучше не спать - если, конечно, парню не хотелось "насладиться" парой самых жутких кошмаров в своей жизни. Чёрт возьми, а если он не заснёт, то Уин начнёт беспокоиться, что тоже не выход....

0

20

Уинри быстро переводила взгляд с Альфонсо на Эда и что-то соображала, пока не услышала вопрос о еде. В этот момент на кухне что-то зазвенело, это вывело девушку из задумчивости. Она поспешила выключать чайник, по дороге вспоминая, что же ещё съедобного ещё осталось. Внезапно блондинку затошнило, но придавать этому особого значения она не стала, решив для себя, что сейчас нет ничего важнее состояния братьев Элриков.
"Интересно, эта девушка уже ела? - вздохнула механик, обернувшись на комнату, где сидели гости, о которых она, кажется, совсем позабыла, - Ах да, думаю, Эд тоже хочет есть. Он, как всегда, думает только о брате. Продуктов, думаю, должно хватить. Но мне стоит поторопиться."
Поспешно вытащив первое, что попалось ей под руку, и подивившись тому, что выбрала хорошие продукты, она ещё раз взглянула на плиту, где всё ещё бесился чайник. Девушка сняла его с конфорки и, не обращая внимания на обожжённый палец, принялась готовить из того, что было. Всё то время, пока блондинка работала, она вспоминала об Альфонсо, и из-за этого закончить было немного сложнее.
Через двадцать минут Уинри вышла с кухни, поддерживая трясущимися руками поднос, на котором стояли две тарелки с жаренной рыбой. Поняв, что за это время ничего не произошло, она облегчённо вздохнула и поставила не невысокий стол еду.
- Эд... Ал сможет есть самостоятельно? - тихо поинтересовалась Рокбелл у старшего Элрика, боясь задеть чувства его брата, - Ты тоже садись. После ужина я осмотрю твою ногу и... Нужно думать, что делать дальше, - она прикрыла глаза, - Только попробуйте сбежать раньше, чем через месяц, - Уинри снова захотелось плакать. Она же понимала, что на дольше удержать парней ей не удастся.
В этой суете девушка, конечно, даже не подумала о себе. Ведь она сама пропустила завтрак и обед. А сейчас думала о том, что, по сравнению со всем, что пережили остальные, этого ужасно мало, чтобы хоть как-то понять.

0

21

Все эти двадцать минут Эд стоял, прислонившись к стене и отключив мозг, так что сильно удивился, когда Уинри принесла жареную рыбу спустя пять минут по внутренним часам Эда.
- Эд... Ал сможет есть самостоятельно? - тихо спросила Уинри, наверное, желая, чтобы Альф этого не услышал.
- Если ему кусок в горло полезет - да. - также тихо ответил Элрик старший. Затем он решил, что грех продолжать стоять у стеночки, и пошёл к столу.
Ну, точнее, попытался сделать шаг, но пошатнулся и в итоге грохнулся на пол, что можно было понять как "Автоброня ноги таки тоже вышла из строя". Но Эдварду не хотелось просить у кого бы то ни было помощи, потому он поднялся и, покачиваясь, стоя на одной правой ноге, в один прыжок преодолел оставшееся расстояние до стола, а сев на стул, притянул и коляску Альфа, поставив её рядом с собой.
Пусть приятный запах вкуснейшей рыбы и щекотал ноздри Эдварда, и живот громко требовал себе еды, Эду кусок в горло не лез, так что после примерно четвёртой безуспешной попытки засунуть себе в рот кусок рыбы он отказался от этой затеи.
- Только попробуйте сбежать раньше, чем через месяц. - сказала Уин. Эд был уверен: Альф наверняка попросит поставить себе протезы, а значит, операция + реабилитация = по меньшей мере год. И за это время алхимик старший никуда отсюда не уедет!

0

22

Он… Он вновь начал говорить о том злополучном моменте. В мозгах в тот же миг что-то болезненно щелкнуло – будто бы зубы клацнули… Как тогда, прямо, как тогда!  «Нет… Нет, не хочу вновь чувствовать, слышать, что произошло… Братик, пожалуйста!»  А братик начал речь – свою сухую отрепетированную заранее речь. Ничего не оставалось, кроме как прижаться посильнее к Хоенхайму – так можно было хотя бы внушить себя, что вот – Эда почти не слышно! Впервые за всю короткую жизнь тебе захотелось не слышать братика… На миг оглохнуть и не слышать его.
«….на нас напали….» Болезненно вздрагиваешь. «уже остался без руки  » Слабенько сжимаешь край футболки в целой руке. «…не успел…» Жмешься… Посильнее. Жмуришься, трешься головой об плечо отца. Всё, лишь бы из головы вылетел этот накативший поток мыслей.  «Не успел, лишился… Они… Напали, не успел, убили бы… Кровь, везде кровь, было больно, очень, они, больно….» По спине проходит легкий холодок – ты нервно прикусываешь нижнюю губу. Сердце вновь стучит быстрее – каждый стук словно колокол в голове. И тут… И тут холод, движение – отец отстраняется. «Они… Не успел бы! И он… Ум-мер бы…» Глаза все еще закрыты… Вцепляешься легонько за запястье Хоенхайма… Как будто до огня дотронулся… Глаза резко открылись, руку не менее молниеносно обратно притянул и прижал к груди, да посильнее.  Дышишь тяжело… «Братик, где братик… Он ведь…» Сглатываешь комок в горле и резко осматриваешься по сторонам. Фотографии на стенке, стол, дверь, окно, еще одна дверь… А вот… «Братик!» Зрачки резко расширились от ужаса – братика… Братика нет рядом. Жмуришься… В висках пульсирует каждая жилка. Стук сердца – пульсирование становится сильнее на секунду. «Уинри…» Единственный (не считая Эда, естественно) знакомый человек тут…  Поднимаешь голову, мечешься взглядом, ищешь… А ее нет. И ее нет… Душа выть от беспомощности начинает…  «Братик…» Смотришь влево, да чуть назад – там должен быть братик, он же… Да. Стоит. Видно часть его ноги. «Братик тут… Всё в порядке… Братик рядом, значит, всё хорошо». Вздохнув, возвращаешься в изначальное положение. Осторожно опускаешься всем телом в коляску – стараешься расслабиться. «Что же будет теперь?» Смотришь на стенку, на ту, где висят мнооожества множеств фотографий разных. Знакомые такие… Хотя, есть несколько новых, вроде. Но разглядывать их – нет желания. Опускаешь взгляд на пол – о, да, самое интересное, что только может быть.  Смотришь долго… Тишина давит на голову уже через три минуты. «Почему все молчат, братик ничего не говорит, Уинри ушла…» А голову не поднимаешь – смотришь, сверлишь взглядом.
Скучно… В сон клонит. Шея затекла. Приподнимаешь голову – позвонки хрустят. Жмуришься… Боязливо поднимаешь голову полностью. А они все всё еще ничегошеньки не говорят. Только слышно, как с комнаты другой, с кухни, вроде, доносятся звуки типичные для готовки. Да и запах соответствующий…  Живот жалобно заурчал, но ты лишь категорично прижал к нему руку – мол, ничего, тебе кажется, что кушать хочется. А есть действительно хотелось лишь желудку. Тебе самому от одной только мысли, что надо поесть, становилось не по себе – ну не хотелось, что уж тут поделать? «Лишь бы братик покушал… Вот он голодный – это точно.» Голодные глаза прожорливым взглядом сверлили дверь на кухню – ах, как же хотелось есть! Того гляди, слюнки потекут. «Но я не голоден…» Угрюмо покачав головой, алхимик кое-как оторвал измученный взгляд от бедной двери – да вновь начал смотреть на пол. «Какой интересный… Хм.» 
Было слишком скучно. Казалось, прошла целая вечность. Если бы не вкусные звуки готовки чего-то съестного, ты бы уже точно давно уснул!  «Как спать же хочется…» Поймав себя на мысли, что тебя действительно клонит в сон, ты не устал сопротивляться желанию. Наоборот даже – медленно закрыл глаза и осторожно опустил голову на грудь. И тут же в голове туман… Мысли все туманятся, путаются, всё хуже различаются реальные мысли… И тут! «Будит» тебя резкая открытая дверь! Лениво открываешь глаза… Не менее неохотно поднимаешь голову – о, а это Уинри идет! В глазах проблеснула радость. Конечно, свою часть душевного счастья кинул и вид еды, которую она несла. «Как же хочется есть…» Живот огорченно, почти умоляюще зарычал. Ты, как и всегда. Лишь легонько ударил его рукой – мол, нечего скулить.
А вот и братик оживился! Ты приподнял голову, заметив краем глаза, что тот отходит от твоей коляски. И туууут…. Как бааааах! Упал братик. «Братик!» Вместе дикого предсмертного вопля ты лишь беспомощно дернулся в коляске – были бы ноги целые, ты бы, безусловно, подскочил к нему, а так… Лишь оставалось дрожать от бессилия, да пилить упавшего брата обеспокоенным взглядом. Фух…. Почти сразу Эдвард невозмутимо поднялся – ты слабенько улыбнулся. Правда, почти сразу твоя улыбочка сошла с лица – Эд плюхнулся за стол и твою коляску притянул к себе заодно. А на столе… Еда! Аппетитная, ароматная и, наверное, жутко вкусная еда! Смотришь на нее, как волк на овечку… Живот рычит, как паровоз уже – а ты не-не, еду не трогаешь. Ибо глотка категорически против… Тошнотворный ком подкатывается, стоит только представить вкус рыбы во рту. «Как же хочется… И не хочется… Ммм…. » Что ж поделать?.... Отводишь взгляд в сторону, к братику – тот совсем рядом. «Лучше братик покушает – ему нужнее.» В глазах проблеснула надежда оказаться полезным Эдварду. Ты чуть-чуть поворачиваешься к нему – идеально! Очень близко.
Чуть-чуть опускаешь голову, и будто бы стыдясь чего-то, хрипловато говоришь:
- Братик… С-спасибо…. Я не голоден.
Хрипло… Но достаточно громко, чтобы Эд услышал.

0

23

- Если ему кусок в горло полезет - да, - эти слова заставили Уинри волноваться ещё сильнее. Она даже не задумывалась до этого момента, что Ал мог получить, кроме физической, ещё и душевную травму. А это намного, гораздо хуже.
Девушка перевела взгляд на окно, за которым сгущались сумерки. Почти уже не было видно дальних домов, и только в тех, в которых свет ламп ещё не угас, можно было заметить хоть какое-нибудь движение. Она пригляделась к одному из них... Но отвлёк глухой звук падающего тела, раздался звон - с таким звуком обычно падают металлические тяжёлые части. Блондинка резко обернулась, но успела увидеть только поднимающегося с колен Эдварда.
"Он... Упал?" - пронеслось в голове и отдалось громким эхом.
Увидев, с каким трудом старший Элрик преодолел расстояние до стола, механик стала вспоминать, когда в последний раз меняла ему броню. Но эти мысли в голове надолго не задержались. Теперь нужно было сосредоточиться, понять, что делать дальше. Рокбелл подошла поближе к остальным и осмотрела всех присутствующих.
"Они все знакомы. Получается, я одна ни о чём не знаю... - обида закралась в душу девушки, но та быстро отбросила эту странность и продолжила, - После ужина мне нужно тщательно осмотреть его ногу. Боюсь, долго оставлять Альфонсо одного нельзя, но делать это при нём как-то странно... Нужно поговорить об этом с Эдвардом. После мне нужно будет посмотреть на складе замену старого протеза руки. А после этого следует поговорить с Алом, если он захочет..."
Как раз в этот момент она услышала, как младший Элрик что-то сказал брату. Уинри сразу потеряла решимость и просто радовалась тому, что снова слышит его голос. Она, конечно, не расслышала слов, но сейчас это было не так важно. Рокбелл ещё раз осмотрела тарелки обоих братьев, и, увидев, что те так и не притронулись к еде, тяжело взохнула.
- Вам нужно набираться сил. Уверена, если сейчас не поедите, потом ночью не уснёте из-за урчащих животов, - заверила она парней, - Чай или кофе? - продолжала блондинка, намереваясь не отпускать братьев, пока те не наедятся.

Отредактировано Winry Rockbell (26.06.2013 19:37)

0

24

- Братик... С-спасибо... Я не голоден. - "Что и требовалось доказать." - со вздохом резюмировал Эд, глубоко внутри себя будучи совершенно с Альфом согласным - ему тоже кусок в горло не лез. Так и сидели два брата, тупо глядя в свои полные рыбы, распространяющей безумно вкусный аромат, тарелки, да и думали каждый о своём и одновременно об одном и том же.
- Вам нужно набираться сил. Уверена, если сейчас не поедите, потом ночью не уснёте из-за урчащих животов. - "Я вообще сомневаюсь, что усну - только кошмаров мне для полного комплекта не хватало." - мысленно фыркнул Эдвард, но вслух не сказал ровным счётом ничего, только взял вилку и с самым скучающим видом начал тормошить многострадальную рыбку.
- Чай или кофе? - спросила Уинри, на что Эд тут же ответил:
- Кофе. - правда, вопрос в том, сможет ли он в себя хотя бы его впихнуть... Ну, должен!
А вот то, что Альф ничего не ел, алхимика старшего сильно напрягало. Эд-то привык без еды жить, а вот Ал мало того что из Врат отощавший до ужаса прибыл, так ещё и для более быстрого выздоровления ему нужно было много есть. К тому же, если память Эдварда не подводила, операцию стоит проводить на полный желудок - так гораздо больше шансов, что организм выдержит.
- Брат. Поешь. - это был не вопрос и даже не предложение, а, скажем так, просьба с приказными интонациями.

0

25

- Что произошло, Эд? – услышал мужчина голос Уинри. Конечно, хотелось узнать, что случилось, но… Уже понятно, что случилось что-то ужасное, и заставлять мальчиков снова переживать это…
- Когда мы были в Централе, на нас напали гомункулы, - сухо начал Эд, он-то был постарше и умел сдерживать эмоции, а вот Ал вздрогнул. Чувствовалось, что младший с каждым словом все сильнее нервничает… Может Эду не стоит рассказывать, что произошло?.. 
"Постойте... гомункулы? Но…"
- Я к тому моменту уже остался без руки, поэтому не сумел им помешать, - Эд ненадолго замолк. Хоть он и сдерживался, видно, ему тяжело было продолжать, - Меня впечатали в стену, и из строя вышла нога, так что я... – Эд опять сделал паузу. А Ал заерзал и прижался к отцу. "Ему тяжело это слушать". Он именно тогда потерял руку и ногу? Тогда, должно быть, не самые радужные воспоминания… "Ужасно…" - не успел.
"Не успел" - повторил про себя Хоенхайм. "Не успел" - опять повторил, будто пытаясь переварить услышанное. Страшно подумать, что он имел ввиду, когда сказал, что не успел. Он далеко не все сказал, но это… уже было ужасно.
- Принеси какой-нибудь еды? А то Ал с обеда ничего не ел..."Если Ал не ел, подозреваю, и ты тоже".  Ну, хоть сменил тему, - А потом посмотришь ногу? Я её уже совсем не чувствую.
Мужчина отстранился от сына. Тот сидел, зажмурив глаза, но заметив движение, легонько схватил отца за запястье. "Что?" Похоже, он задумался. Открыв глаза, он одернул руку и стал оглядываться, будто пытаясь что-то или кого-то найти. Повертевшись немного, оглянулся назад и, заметив брата, заметно успокоился. "Он его искал? Да куда бы он делся-то?.."
Через какое-то время Уинри вернулась с кухни и что-то тихо спросила у Эда, который так же тихо ей что-то ответил. О чем они там перешептываются?
- Ты тоже садись. После ужина я осмотрю твою ногу и... Нужно думать, что делать дальше, - уже вслух сказала Уинри, а Эд направился в сторону стола. Точнее, не направился, а свалился на пол, едва сделав шаг. "Что случилось?" Никто не успел ничего сказать или сделать, как парень уже подскочил и оказался на стуле. После этого, он притянул к столу коляску Ала.
- Только попробуйте сбежать раньше, чем через месяц, - одновременно с «падением» Эда, заявила Уинри так, будто они только и делают, что «убегают через месяц», хотя… может так оно и есть.
- Братик… С-спасибо…. Я не голоден, - заявил Альф, голодными глазами глядя на ужин. "Так уж он и не голоден…". Он выглядел таким слабым, что хочу - не хочу, а поесть просто обязан.
- Вам нужно набираться сил. Уверена, если сейчас не поедите, потом ночью не уснёте из-за урчащих животов, - это да. Хотя, после такого они либо вообще не заснут, либо будут спать, как убитые. Одно из двух… -  Чай или кофе?
- Кофе, - отозвался Эд, а потом полуприказным тоном обратился к Алу, - Брат. Поешь.
Они оба должны поесть, но вот же…. Вместо этого, они оба тупо уставились в свои тарелки, о чем-то задумавшись. Ну, теперь им придется поесть. Хотя бы, чтобы не расстраивать девушку, которая все это приготовила. Отказываться – поздно.

0

26

Такая аппетитная, ароматная и, наверное, жутко вкусная рыба…  Вот, лежит прямо перед тобой – нужно просто взять вилку, лежащую рядом и съесть ее. Ммм… Голодные глаза быстренько пробежались по жареному тельцу рыбешки – с головы до хвоста. Живот раздраженно рыкнул. А глотка, как всегда… Вновь ком встал в горле и в животе похолодело –опять появилось отвращение от одного только представления об вкусе этой рыбы. Так вот печально… Обидно. Вновь робко облокачиваешься об мягкую спинку кресла. И, конечно, не смотришь на тошнотворную еду – не-а, куда интереснее и безопаснее смотреть на край стола. Да и о какой еде может идти речь, когда остатки конечностей вновь ныть начали?! Жмуришься немножко…  Но почти тут же расслабляешься -  такая боль за день стала привычна. Быстро же к боли привыкаешь…
За окном собаки лают… А тут братик давит. Съешь, да съешь, да что такое! «Ну не могу я, братик…» Ты обессилено вздыхаешь и поворачиваешь голову на братика – краем глаза замечаешь, что его часть еды тоже нетронута . Ну душе спокойней стало тут же! Раз братик тоже не кушает, то всё в порядке – ты поступаешь правильно! «Странно, почему тогда братик недоволен…» Мимолетно пожав плечами, ты чуть-чуть приподнимаешь голову и вновь, как можешь, шепчешь братику:
- Братик, пожалуйста… Я не хочу есть. Завтра… Хорошо?
На сем вновь вздыхаешь и, с чувством выполненного долга, со спокойно душой вновь ложишься всем тельцем в свое теплое кресло. Глаза вновь пусты-пусты… Смотрят на твою тарелку блеклым взглядом, не выражая толком ничего.

0

27

Van Hohenheim

Вы как в телевизор смотрите... вы же живой человек, ну. Будто вас и нет здесь. Описали действия других персов и пойдет? Я вот не уверен.

0

28

- Братик, пожалуйста... Я не хочу есть. Завтра... Хорошо? - рыба получила кратковременный отпуск, ибо теперь пронизывающий взгляд Эда был предназначен Альфу. Хотя, его можно понять - Эдварду и самому нехорошо становилось при мысли о еде во рту, что бы там не орал на этот счёт живот.
- Ладно. - вздохнул Элрик старший прикрывая глаза, а затем неожиданно поднялся со стула. - Тогда я отвезу тебя в спальню, ладно?
Со стороны наверняка смотрелось странно, что он вот так вот неожиданно принял такое решение. Но у алхимика старшего были на то причины: для начала, ему надо нужно было поговорить с остальными наедине. Всё же, уж если наврал с три короба, так теперь молчи и расхлёбывай получившуюся кашу - или врать не надо было.
Эд попробовал опереться на сломанную ногу - кажется, получилось. Хотя ощущения были такие, будто нога затекла - совершенно чужая, вообще не чувствуется - даже по сравнению в обычном её состоянии Элрик старший хоть как-то её ощущал, а теперь... Но Элрик смог на ней стоять и даже более того - идти, пусть и хромая страшно.
Всё таки хорошо, что комната была на первом этаже - Эд бы точно не преодолел лестницу, с разломанным протезом и коляской брата - а так всё замечательно: переложил брата на кровать, укрыл одеяльцем, пожелал спокойной ночи - просто нежная семейная идиллия, такая милая, что хоть плачь! Но - наплакался Эдвард уже за сегодня, всё, хватит, не девчонка и не тряпка всё ж таки.
Эдвард выключил в комнате свет и, ещё раз улыбнувшись Алфу, хотя тот наверняка и не мог уже этого увидеть, вернулся к оставшимся - Розе, Хоэнхайму и Уинри. Помолчав с минуту, он наконец смог вымолвить:
- Ал... потерял память обо всём, что случилось после человеческой трансмутации, все пять лет. - сказав это, Элрик старший положил единственную ладонь себе на лицо и закрыл ею глаза, закинув голову назад, и добавил, чуть помедлив:
- Мне даже пришлось убеждать его, что я - это именно Эд, а не кто-то другой. - в голосе скользнул горький смешок, содержавший куда больше боли, чем даже сам Эдвард мог предполагать, а на лице на мгновение мелькнула не менее горькая усмешка.

0

29

Девушка задала вопрос, адресованный мне,у нее был заплаканный , удивленный, но в тоже время безучастный голос, что слегка озадачило:
- А вы что... знакомы?- я была ошеломлена не меньше ее. Никак не ожидала увидеть их здесь, а теперь больше интересовало, что с Алом?!
-Да... И давно. - не отрывая глас от Ала ответила, но, наверное, меня никто не услышал.
Девушка уже отвлеклась от меня, не расслышав моего ответа, поинтересовалась:
- Что произошло, Эд?- тот сразу же отвел глаза. На его лице была такая боль... Он медлил с ответом. Наверное, то что произошло было столь ужасным, что он никак не хотел этого даже вспоминать, не то что говорить. Я терпеливо ждала, пока Эд расскажет, какая беда настигла их и искалечила его брата:
- Когда мы были в Централе, на нас напали гомункулы. - он говорил медленно, каждое слово давалось ему с трудом... Постойте, кто напал? "Гомункулы"? Сглотнув, Эд продолжил:
- Я к тому моменту уже остался без руки, поэтому не сумел им помешать. - снова пауза, на этот раз она длилась чуть дольше. Я с опаской взглянула на его руку - Меня впечатали в стену, и из строя вышла нога, так что я...Не успел.-в последних двух словах таилось все, что , как показалось, чувствует Эд. Повисло молчание, все, как один, глядели на этих двоих. "Боже мой... Сколько еще они будут страдать?!"- взмолвилась я про себя. Внутри все похолодело, а бессилие острым шипом вонзилось в сердце: как бы хотя бы немного развеять ту горечь в его глазах?! Как сделать, что бы Ал не выглядел так затравленно?! В комнате у всех присутствующих было одно и тоже настроение.
Механик зачем-то скала осматривать его автоброню, но Эд наверное был не в настроении думать сейчас о состоянии протезов: 
- Принеси какой-нибудь еды? А то Ал с обеда ничего не ел...
- А потом посмотришь ногу? Я её уже совсем не чувствую.
- Эд... Ал сможет есть самостоятельно? -
- Если ему кусок в горло полезет - да.
- Ты тоже садись. После ужина я осмотрю твою ногу и... Нужно думать, что делать дальше,
- она сделала многозначительную паузу - Только попробуйте сбежать раньше, чем через месяц!,- и та, обведя всех взглядом, повернулась в сторону кухни. Эд решил последовать приглашению к столу, а я так и стояла, пораженная после всего услышанного и увиденного. Ну во-первых никак не ожидала увидеть их здесь! А тут такое... От не веселых мыслей, я опустила голову и погрузилась в размышления. Но из своих дум меня вывел звук, будто что-то упало. Проследив, откуда доноситься звук, я увидела Эда. Тот лежал на полу... Он упал? Но не дав нам опомниться, он поднялся и доковылял до стула и даже, прикатил Ала, восседавшего на коляске.  Они так и сидели молча, пока из кухни не вышла хозяйка дома с подносом в руках. Та положила его на стол и разложила тарелки с жаренной навагой в сухарях. Ее быстро готовить и на вкус ... Но как только ее запах дошел до сознания, я точно поняла, что от еды даже воротит сейчас. Аппетита не было совсем, еще и все были подавленны.
  - Вам нужно набираться сил. Уверена, если сейчас не поедите, потом ночью не уснёте из-за урчащих животов, - подала голос Уинри, наблюдающая за братьями, которые ковыряли еду вилками, смотря сквозь стол, потом спросила обоих
- Чай или кофе?
- Кофе. - ответил Эд, потом сказал, обращаясь к Алу - Брат. Поешь.
- Братик, пожалуйста… Я не хочу есть. Завтра… Хорошо?- подал голос Ал. Такой подавленный... И тут осенило - я ведь второй раз слышу его "телесный" голос!
- Ладно. - выдохнел старший, и резко вскочил со стола - Тогда я отвезу тебя в спальню, ладно?
И каким-то образом он отвез Ала, сильно приподая на автопротезированую ногу и облокачиваясь на коляску. Потом, выйдя из комнаты, в которую отвел Ала и остановился. Тот молча смотрел на нас некоторое время и выражение его лица не сулило ничего хорошего. Неужели есть что-то еще, что случилось? От этой мысли судорожно взглотнув я посмотрела на него, и он как будто ответил на мой вопрос:
- Ал... потерял память обо всём, что случилось после человеческой трансмутации, все пять лет. - Эта новость так сильно поразила меня, что едва устояла на ногах. Все пять лет?! Все годы их поисков?!
- Мне даже пришлось убеждать его, что я - это именно Эд, а не кто-то другой. - он закрыл рукой глаза и поднял голову. Сколько всего звучало в его голосе! Почувствовав когти страха на сердце, от его состояния, и самую настоящую жалость я не помня себя подбежала к нему аккуратно ведя на стул. Показалось. что тот едва держится на ногах. И не существовало слов, что бы хоть как-то утешить его.

Отредактировано Rosa (28.06.2013 19:05)

0

30

Уинри уже и не собиралась настаивать на том, чтобы братья хоть что-то съели. Она заметила, с каким отвращением они смотрят на рыбу на своих тарелках, но, как ни странно, обижаться на это не собиралась, ведь это не из-за её готовки, да и не это сейчас было важно. Вряд ли в таком состоянии они симогли бы заставить себя съесть хоть кусочек хлеба, даже из уважения к своей подруге. Но, раз Эдвард всё же не отказался от кофе, значит, стоило немедленно принести его, пока тот не передумал.
- Тогда я отвезу тебя в спальню, ладно? - девушка смогла вздохнуть спокойно - всё то время, что она находилась рядом с Альфонсо, её сердце просто разрывалось. Невозможно было смотреть на его кровоточащие раны, на устлый вид, боялась заглянуть в безжизненные глаза. Она чувствовала себя виноватой. А что, если бы тогда она постаралась лучше, когда ставила автоброню, и протез ноги не отказал бы так невовремя? Возможно, тогда был бы шанс помочь Алу.
Когда старший Элрик вышел с кухни и пошёл укладывать брата, когда их шаги уже перестали быть слышны и здесь, механик кинулась на кухню, чтобы заварить для Эда лучший кофе, пока чайник ещё не остыл.
С напитком блондинка провозилась недолго, хотя ей показалось, что она слишком медлит. Больше времени заняли поиск самого кофе и размышления о том, сколько сахара хотел Эд. Когда бодрящий напиток был приготовлен, девушка, решив уже не ставить всё на поднос, понесла две чашки назад на кухню, где её уже ждали Хоенхайм и Эдвард.
Она остановилась у двери, посчитав, что если она сейчас войдёт, то может помешать разговору, и осталась слушать. Это нельзя было назвать подслушиванием, ведь девушка сама должна была принимать участие в обсуждении...
- Ал... потерял память обо всём, что случилось после человеческой трансмутации, все пять лет, - кажется, на этих словах сердце Уинри пропустило пару ударов. Её заволновало не то, что он не запомнил все те пять лет, которые братья провели, скитаясь по всему миру в поисках филосовского камня, а то, что все те люди, с которыми они встречались, которые им помогали и которым помогали они, все воспоминания о них исчезли. А что, если Ал забыл и Уинри? За весь вечер он ни разу не обратился к ней... Да и вообще, сам факт потери памяти не мог оставить равнодушным.
- Мне даже пришлось убеждать его, что я - это именно Эд, а не кто-то другой, - послышался звук разбивающейся о землю посуы - обе чашки с кофе выпали из рук Рокбелл, и напиток растёкся по полу.
- Как же так?.. - Уинри осела на пол, оперевшись спиной о стену, и, закрыв лицо ладонями, затряслась в беззвучном плаче.

0


Вы здесь » Fullmetal Alchemist|Illuminated » -[Ризембург]- » Мастерская Рокбеллов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC